Антон Красовский (krasovkin) wrote,
Антон Красовский
krasovkin

Categories:
Красиво одеваться любят все: русские, американцы, французы, англичане. Будете удивлены, но и звери предпочитают Черкизону ЦУМ. Болгарский поэт Никола Мирчев 30 лет назад даже написал лирическую оду «ЦУМ в лесу». Там есть такие строки:
Хлынули толпою звери
В распахнувшиеся двери.
«ЦУМ открыт! Ура! Ура!
Накупить всего пора!»
Ну и что вы думаете, ввалились эти идиоты в храм отечественной торговли, изорвали половину ассортимента («Но штаны не поддаются/Так и рвутся, так и рвутся») да еще и накупили такого барахла, что, поверьте, и домработнице не подаришь. Не то, чтобы это были какие-то дешевые шмотки Bershka там или Soda какая-нибудь, нет. Уверяю вас, в тексте фигурировали вполне себе обеспеченные зверьки, но вкусом их мохнатые мордашки были явно не обезображены. Впрочем, от нынешних москвичей они мало отличались. Уже в первые же дни появления на прилавках столицы новых коллекций сметается все. Включая совершенно бесполезные тюрбаны, пояски и лифы. И вот глядят на этот умопомрачительный беспредел всяческие промоутеры, бренд-менеджеры и прочая обслуживающая московский кураж челядь и думает: «Ну если наши девочки выкидывают состояния на модисток, то наверное надо пользовать как-то их гардеробы». И придумали дресс-код. Вернее не то, чтобы придумали. Просто позаимствовали понятие. И начались бесконечные приписки в приглашениях: «dress code: smart casual» (это что-то вроде «а, черт с вами: кроссовки, так кроссовки). Или вот еще: «Gold & Trendy». Это значит, бегите в Louis Vuitton и покупайте плащик за пятнашку. Но самый забавный был такой. Я, получив приглашение, смеялся полдня. Это был такой надорванный кусок картона, жуткое качество печати и калечка, прицепленная степплером. И вот на этой самой папиросной бумажке, внизу крупными буквами значилось: dress code от 2000 евро. Это писал человек, зарабатывающий в месяц что-то в районе штуки. То есть для него две тысячи евро – это какая-то космическая сумма. Тонна картошки или полгода аренды квартиры в Мытищах. И – вот это самое существо, назовем его барсучком, пишет мне, что я должен стоить от двух. Ради хохмы я начал считать свою себестоимость. Трусы Calvin Klein, найдены в Нью-Йорке за 5 долларов. Джинсы Chip&Pepper. Подарок дизайнеров. Но – положим – в Barney – сто пятьдесят. Рубашка Marc Jacobs. Ладно, в Москве за нее дадут около тресхсот. Пиджак Victor&Rolph. Куплен на распродаже, все в том же ЦУМе за триста. Ну и ботиночки Gucci. Что-то около 7 000 рублей. Словом, в положенный минимум я никак не вписывался. И тут я понял, что кое что я забыл. Это были часы. Скромный спортивный Breitling, который я потом подарил какому-то мальчику в караоке. Ну пел парень хорошо, вот и подарил. Так вот часики эти тянули на все три. И я обрадовался: вот он мой пропуск на самую эксклюзивную, самую главную вечеринку сезона. Я правда так на нее и не попал. Загулял с другом, владельцем одного крупного банка, а потом улетел с ним на Андаманы. И уже в самолете, подумал, а что я сделал для дресс-кода в свои годы? Что купил? Какие магазины посетил? И понял, что мне вообще очень плохо в магазинах. В моей жизни - за все эти 32 почти года - не было ни одной вещи, которую я реально бы хотел купить. Вернее так. Есть что-то, что мне очень бы желалось, о чем бы мечталось, но что я не могу себе позволить. Я нищий. Ну, к примеру большую квартиру со стеклянной стеной в ванной, или дом на озере Кома, или пентхаус на Парк-авеню в Нью-Йорке. Поэтому такого рода желания не рассматриваются. И вместе с тем, мне никогда, ни секунды не хотелось какую-то машину, дачу на Рублевке или Минке, я не гонялся за шмотьем. Более того, в жизни я не купил ни одной вещи, только потому, что она мне понравилась. Я шел за джинсами, когда на старые уже было тошно смотреть, покупал ботинки, когда на прежних снашивалась подошва, брал пальто, потому что наступала зима, очки, затем, что от солнца в глазах селилась аллергия. Это дико странно. То небольшое количество брендового барахла, что у меня есть либо подарено, либо куплено под нажимом: ой, ну, смотри, как тебе идет эта маечка Helmut Lang. И я покупал эту дурацкую алкоголичку, только для того, чтобы от меня отстали. Нигде мне не становится так жутко, как в магазинах. Помню проснулся в Париже с похмелья, звоню коллегам: вы где? А они: мы в Ла Файетте. Боже, когда я доперся до туда, то от ужаса опрокинул вешалку с уцененными лифчиками. И в итоге я насчитал 20 вещей, которые всегда есть в моем гардеробе, и из которых рождается прекрасный дресс-код. На любой случай. Несколько рубашек, ботинок, пара костюмов и целых три смокинга. Так что я смело хожу на любой – даже самый бессмысленный black-tie. Но самый главный, самый желанный мой code, вовсе не dress. Это people code, то, что в Москве называется фейс-контролем. Я хочу приходить туда, где рады мне и моим друзьям. Где фонтанирует шампанское и смеются девчонки. Мне приятно разговаривать с умными людьми и заигрывать с теплыми красавцами и красавицами. И мне ну, наплевать, на то во что они одеты. Лучше пусть будут голыми – чего скрывать-то? Нет, мне приятно, конечно, видеть в зале пятьсот красивых мужчин в смокингах. Но – давайте вернемся в реальность – где вы тут сыщете полтысячи красивых парней, могущих позволить себе пару за четыре тысячи евро. Так что все эти мужики не то, чтобы очень. Так себе мужичишки. Квелые. Поэтому пусть они будут сами по себе, а мы останемся собой. Ну а ЦУМ? ЦУМ не пропадет. «ЦУМ ночами сторожат / Светлячок и семь ежат».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments