Антон Красовский (krasovkin) wrote,
Антон Красовский
krasovkin

Categories:

Миф об Осирисе и огненной птице Бенну

Сказание о том, что многое происходит само по себе,
но ничто не бывает случайно


Очень, очень давно, когда, брошеная к звездам щепотка соли, открывала врата в ледяную пирамиду времен, когда в камышах шептались духи болот, и по эху от их шепота можно было вмиг долететь до луны, когда Нил был еще таким крошечным, что, свернувшись в клубок, умещался на спине черепахи, когда свет еще не знал, что его тень называется тьмой, в те далекие времена миром правили боги. Это было так давно, что боги еще помнили кто из них отец, а кто сын, кто кому приходится братом, а кто сестрой. Боги любили свою семью, уважали старших, поклонялись предкам. По утрам боги барахтались в волнах теплого океана вечности, и капли воды от изумления застывали в их волосах, превращаясь в хрусталинки. В огромных печах боги пекли хлеб, и снопы искр улетали в небеса, чтобы стать созвездьями. Боги стирали, боги шили, боги доили божественных коров и возделывали пашню, словом, боги ничем не отличались от людей. Только они об этом не знали, потому что никаких людей на земле еще не было. Так что богам приходилось повелевать самими собой.

– Все это мне порядком наскучило, – угрюмо сообщил всем главный бог Ра. – Целыми днями мы пялимся друг на друга, рожаем детей, те в свою очередь – приносят нам внуков. Нас уже так много, что я запутался кто за что отвечает. – Ра был богом Солнца, поэтому от собственного сияния стал слегка подслеповат. Прищурившись, чтобы получше разглядеть многочисленную родню, он на секунду остановил огненный взгляд на старшем сыне.
– Вот ты, Шу. За что отвечаешь ты?
– Я, отец, повелеваю воздухом. Когда на закате ты погружаешься в озеро, наслаждаясь стрекотом цикад и перламутровым свечением кувшинок, я держу в своих объятьях Небо. Если я перестану ласкать его и отпущу, оно расстроится, упадет, разобьется, раздавит Землю и покалечит тебя. А ведь Небо и Земля - твои внуки, отец. Богиня неба Нут и бог Земли Геб смущенно улыбнулись.
Ра задумчиво поднес к лицу цветок лотоса, пересчитал лепестки, молча сыграл в “Верю-не верю”, взглянул на жену, потом на дочь.
– Ну а какова твоя роль Тефнут?
– Я – богиня дождя и росы, отец. По утрам я снимаю Нил со спины Великой черепахи, разворачиваю его и наполняю свежей влагой. То озеро, которое ты так любишь – моих рук дело. Даже кувшинки в прошлом году купила я. Целый день торговалась со старым скупердяем Птахом.
При этих словах, бог ремесел Птах съежился и стал похож на крохотный шарик навоза, который обыкновенно тащит перед собой скоробей. Ра раздраженно отшвырнул цветок лотоса, и принялся пальцем рисовать на песке фигурки богов и богинь, силуэты животных и птиц, изображения растений и трав.
– Какая замечательная идея. Давайте сделаем из этого азбуку, – воскликнул Тот, судорожно перерисовывая за Ра его каракули. Так к его обязанностям бога Луны, добавился титул покровителя мудрости, а мир обрел письменность.
– Есть тут кто-то, кто ничего не делает? – раздраженно крикнул Ра. Толпа расступилась и в глубине двора, там где из-под земли бьет неиссякаемый источник страданий, на коленках, весь измазанный глиной сидел мальчик. Он сосредоточенно отрывал лепестки выброшенного богом Ра лотоса и строил из них полупрозрачный некрепкий шалаш. В шалаше уже сидел жук и с интересом наблюдал за строителем. Рядом равнодушно прохаживалась огненная цапля.
– Чей это ребенок? – раздасадованно рявкнул Ра.
– Наш, дедушка, – испуганно ответил бог Земли Геб. Мой и Нут. Мы назвали его Осирисом. Он еще совсем маленький и пока ничего не делает. Только играет со своей птицей Бенну. Совет богов еще не решил кем он станет. Возможно покровителем северного ветра, приносящего урожай и добрые вести от духов северных рек, а может – владыкой южных лесов, где рождаются все кошмары и шорохи безлунных ночей.
– А что это за птица? – поинтересовался Ра, приблизив лицо к огненному клюву. Птица с изумлением покосилась на пылающий прыщ на носу бога Солнца.
– Бенну. Пламенная душа Осириса. – Нут, погладила сына по голове. – С первым криком, она выпорхнула из его рта, вынеся наружу кусочек горячего сердца. Когда ты, Отец, отходишь ко сну, она сгорает до тла. А утром, когда первые лучи твоей короны появляются на востоке, из горстки пепла пробивается бобовый росток. Только вместо стручка на нем висит яйцо. Когда ты окунаешь свое сиятельное тело в морской прибой, скорлупа лопается и из яйца появляется птенец. Но к полудню это уже никакой не птинец, а совершенно взрослая птица Бенну.
– Хм. Интересно, – проворчал Ра. – И кто же придумал такой хитроумный способ развлечь моего правнука?
– Мы не знаем, отец, – робея ответил Бог воздуха Шу. – Бенну появилась сама по себе, никто из совета Богов не прокладывал ее жизненный путь на священной карте творенья. Она просто выпорхнула изо рта Осириса и на крик его матери: “Кто ты”?:
– Бенну, – заорала птица, – Пламенная душа Осириса. Посланница нового мира. –Все боги посмотрели в сторону странной разговаривающей цапли.
– Кто же тебя послал? – удивился Ра, да так сильно, что лучи его божественной короны опалили великую пальму сомнений.
В ответ птица снова испуганно взглянула на Владыку Богов, потом отвернулась, разворошила шалаш из лепестков лотоса и клювом ударила в спину жука.
– Не ешь меня, – я тот, кто всегда найдет дорогу назад. Даже когда теряется путь вперед и не к чему повернуться спиной.
Птица призадумалась, щелкнула клювом и посмотрела на запад. Богиня Нут уже бродила по склонам холмов и толстой кистью раскрашивала небеса багрянцем, а Великая Корова лениво выходила из стойла, чтобы вскоре медленно пройтись по мерцающей бровке Млечного пути. Вдруг перья Бенну запылали сильней, глаза бешено закрутились в орбитах, хвост стал похож на пылающий сноп и в миг птицы не стало.
– Что за чертовщина? – возмутился Ра. – Почему на ночь глядя надо подкидывать такие хитроумные загадки? Кто в конце концов может ответить мне на вопрос: “Как на земле могло появиться что-то, что не делали мы”? Ведь если мы этого не делали, стало быть это сделал кто-то еще. Но поскольку никого, кроме нас на земле нет, то и ничего сотворенного не нами попросту не существует. Значит никакой птицы Бенну нет и в помине.
– Ты совершенно прав, совершенно прав, совершенно прав, брат мой, – затараторил новоиспеченный бог мудрости Тот. – Никакой птицы нет.
И действительно там, где еще пару минут назад важно расхаживала огнеперая цапля, дымилась кучка ароматной золы.
– Но ведь она была, – не унимался Ра. – Здесь, на этом самом месте. Она глядела мне прямо в глаза и даже, – Ра перешел на крик – разговаривала со мной.
– Может, это было видение? Галюцинация, – задумчиво протянул Тот. – Мне рассказывали духи пустыни, что так бывает. Ходишь целый день среди барханов, устанешь, намаешься, глядишь: а перед тобой рай на земле. Пальмы, озера, девицы. А ты, брат мой, всю жизнь в самом пекле, даром что ли Бог Солнце. Так еще и не такое причудится.
От такой наглости Ра поперхнулся и злобно зашипел:
– Если завтра к утру не расскажете мне откуда взялся этот цыпленок, всех испепелю!
– Для кого же ты будешь светить? – зевнула богиня Мут. Мут была женой Ра и ей многое позволялось. – Для себя?
– Да уж точно не для тебя, слепая курица, – рявкнул Ра, и хлопнул дверью своей спальни так, что с неба упало сразу семь испуганных звезд. Нил давно свернулся калачиком и даже не заметил, как Великая черепаха проползла через весь двор божественной усадьбы. Мир погрузился во тьму, в гулкой небесной черноте время от времени были слышны храп, стоны и всхлипывания богов, и только маленький Осирис не мог уснуть. Он ворочался, кряхтел, садился в своей кроватке, потом снова ложился и начинал нервно потрясывать правой ножкой. Ему было беспокойно, ведь завтра утром он должен сказать всем, что больше не хочет быть богом.
– Кем же ты хочешь стать, – насмешливо спросит Ра.
– Я хочу быть человеком, – скажет он, возьмет свою огненную птицу подмышку и уйдет за горы строить новый мир без богов.
Только бы не испугаться, только б сказать, только бы... Веки Осириса наполнились сладким илом северных падей, ручки потянулись к щекам, он засопел и заснул тугим и вязким младенческим сном.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments