Антон Красовский (krasovkin) wrote,
Антон Красовский
krasovkin

Categories:

СОБАКА МОСЬКВА




На золотой фольге розовый бог. Правым указательным пальцем бог тычет себе под щитовидку, в левой – (бог – левша) брезгливо удерживает картонное копье. Наконечник копья примостился на брюшке подножного змея. Змей улыбается и дружелюбно сигнализирует богу вилочкой языка. На вытянутом у божьих пяточек змеином тулове аптечный крест (вот такой +) и надпись: "статус-тест лох или бог". Это не карикатура на Зурабова, пронзающего жадную гидру Росздрава, это – мои маленькие любители Союзпечати – обложка нового московского журнала "Собака".
История этого симпатичного продукта началась на берегах Мойки или еще какой-нибудь ленинградской канавки в 1999-ом году, когда его основательница Вероника Белоцерковская, торговавшая тогда всей рекламой на тамошнем ОРТ поняла, что бабло ежеминутно прибавляется, а славы как не было, так и нет. Даже дурной. Так под руку подвернулся усатый мужчина Толя Белкин, и начались бесконечные чисто питерские ежемесячные междусобойчики. "Ну-ну, Красовский, не пиздите, – возразите вы, – наверняка там был совсем не междусобойчик, а настоящий великий дискурс". Бесспорно, дорогие мои, бесспорно. Вот, как в заметке "Собака. Ru История легенды" скромно описывает те времена московское издание. "1999. Первый номер ... навсегда остался в памяти читателей благодаря правде-матке о питерских комуналках от актера Семена Фурмана и сладострастному рецепту "Фаршированная девушка" от ... Анатолия Белкина". Понимаете? Правда, блядь, от Фурмана, а рецепт от Белкина. Навсегда остались в памяти. Застряли и не выскакивают. Уж и башкой о стену бились, и транки глотали, ни хуя не помогает. То Фурман в лобной доле пернет, то Белкин у височка поскребется: "Не забыл, сука, мой рецепт? Ты – это – не забывай".
Журнал рос. В следующем - буквально году - он уже обозревал жизнь таких сказочных звезд, как певица Пивоварова, музыкант Лушин, модельер Погорецкая и фотограф Бесинбаев. 2001-ый запомнился тем, что для "Собаки" позировала Собчак, в 2002 появилось приложение для краеведов, а в 2003-ем приключилось аж два, как говорил М.С.Горбачев, – судьбоностных события. Во-первых ОРТ подзаебала гражданка Белоцерковская, и принадлежащая ей контора ТРЭНД Санкт-Петербург лишилась контракта, а во-вторых Анатолий Белкин (цитирую автора заметки "Собака. Ru История легенды") "отправляется к самым интересным собеседникам – режиссеру Льву Додину, актеру Илье Олейникову и проч. Впервые в основу рубрики журнала лег диалог. Жанр читателям понравился". Так на развалинах рекламного счастья Толя Белкин изобрел жанр интервью. И что характерно читателю он пришелся по душе. Ну и правда, неплохой жанр. Кто ж спорит? Казалось бы на этом – прямо скажем – выдающемся открытии и должно было все завершится. Денежки-то тю-тю. Но не тут-то было. Муж г-жи Белоцерковской – Борис владеет сетью игровых автоматов Уникум. Это большая сеть. Очень большая. Много миллионов. Так что - увы - ничего не завершилось. И наступил 2004-ый, за ним 2005-й, и - вот - "Собака" уже в десяти регионах страны. В России – наконец.
Первая редакционная полоса ежемесячника украшена конечно же портретом издателя (а не главного редактора, который несколькими страницами дальше зачем-то в диадеме. Как Маша Цигаль), и являет собой обращение упомянутой нами Вероники к народам России с картинкой. На картинке смолит одухотворенная фотошопом дама с бордовым маникюром и большим перстнем на указательном пальце. Ее голову покрывает сериальное мелирование, и вообще - как и многие унылые тетки - она похожа на Дженнифер Анистон так, что становится отчетливо до звона в перепонках ясно почему ту кинул Брэд Питт. По тексту видно, что дама любит нажимать левой ручкой на кнопку Caps Lock. Так заглавными буквами в обращении urbi er orbi написаны слова СТАТУС, АБСОЛЮТНО, УЖАСНОЙ, ВСЕ, ЧУДО, СТАТУСНЫЕ, ЛЮДИ, ЛЮБЛЮ, БОГ, ИХ. Итого: 10 слов. Смысл заметки прочитывается не вполне, но написана она, видимо, чтобы доказать какому-то знакомому г-жи Белоцерковской, что она все равно пиздец как круче, и последнее слово останется за ней. Какое все это имеет отношение к тому, что - блядь - журнал вышел в Москве издатель не сообщает. Зато употребляет несколько волшебных выражений, из которых становится ясно, что Веронике очень нелегко живется.
Дело в том, что Вероника в глубине души очень себя стесняется и – блядь – дико поэтому как-то крутится, чего-то брыкается, гундосит. Например она все время говорит, что ругается матом, но невинное слово "пидоров" печатает с отточием, вот так: пидо...в. Видите? Думает, если буковку "р" не пропечатает, то никто и не поймет. Не поймает. Не сделает ата-та. "Пошел на хуй" Вероника транслитерирует как "идите на...", а после слова "телки" ставит возмущенный восклицательный знак. Но главное не в этом. Вероника зачем-то дважды сообщает нам, что ее муж еврей. Я бы - вот - никогда не подумал, что Борис Белоцерковский - еврей или там поляк, или - эвенк. Мне попросту похуй. Но Вероника зачем-то настаивает. Причем настаивает как-то дергано. Нервно стесняясь. Так теребят в руках платочек и просятся в тубзик. "У меня – пишет Вероника, – фамилия еврейская по мужу". А по маме какая? Дружественная и теплая? Хусейн-аль-Тикрити? Если ты не стыдишься, зачем пишешь, что по мужу? А какая вообще разница по мужу или по тете Сар'очке? Но мужественная еврейка не останавливается на достигнутом. Несколькими строчками ниже, пропечатывая СТАТУС, г-жа Белоцерковская пишет о нем, как о СТАТУСЕ "жены еврея". Это что ж за статус такой необычный? Переживать на втором ярусе синагоги в парике? Готовить фаршмак и гефелте фиш? Кроить? Ну нет. Вряд ли все это про героическую женщину-издателя. Которой, по ее же собственным словам, один СТАТУСНЫЙ гость чудом (!!!) не сломал нос. Из этого мы делаем вывод, что сам процесс крушенья переносицы для Вероники - вещь обыденная, почти рутинная. Ну, подумаешь – прикол? По ебалу и пошел. А кто так не поступает, то – ЧУДО! Наверное пид...р или ев...ей.
Но речь, все же, к сожалению не о Веронике Белоцерковской, а о том подарке, который она преподнесла столице ко Дню, не побоюсь этого слова, Города. Похожие по значимости презенты делает ежегодно портретист Шилов. Вешает у своего музея перетяжку "47 полотен народного художника в дар москвичам" и хапает под это дело очередной особняк с видом на Кремль. Но тут - явно - честная работа. Дар. И как раз для тех, кто этот самый День Города обычно и отмечает. То есть для резидентов Лыткарино и Красного Строителя. "Я в ненаглядный город мой сойду на Текстилях", – это про целевую аудиторию журнала. Жителям ЦАО тормошить душистые странички строжайше запрещено. Ибо там они узнают много любопытных подробностей и обоссутся: блядь, кто выпустил мартышек? Вообще комично читать словосочетание "юное региональное создание" от жительницы 78-го региона, или фразу "тырил, и мои в том числе, денежки налогоплательщиков" от человека, много лет осваивавшего рекламные бабки (интересно до хуя ли внесла в казну компания ТРЭНД СПб?). Смешно.
На Черкизоне есть свое радио. Голос с китайским акцентом пищит из динамика: "Увазаемые масквити и гости насей сталицы". Их, блядь, столицы. Черкизовграда. Вот Собака Мск – это Радио Черкизон. Люди, которые не помнят, не то что дискотеку "Молоко", но даже клуб "Хамелеон" приехали сюда и пытаются мне рассказать "о людях в Москве". Здоровы? Заболели – полечитеся. Открывает актуальный список диктор Игорь Кириллов. Интервью (помните Толю Белкина?) Анастасии Ниточкиной. Это – сука - такое даже в журнале ПТУч не печатали. Идите, Андрей, спросите у Шулинского. Это, блядь, что? "Экран и Сцена"? Далее появляется некая артистка Исакова, за ней Павел Теплухин, вослед – свет очей моих – транс Евдокимов. Журнал ОМ в 1997-ом выглядел много бодрее. Но и того уж нет. Сдох, оставив в наследство Собаке своего главного редактора в виде колумниста про туризм. Игорь Григорьев в Непале. Пиздец! какой охуительно уникальный маршрут. Кто ж про это не писал-то? Сейчас, сейчас. Дайте-ка вспомнить. А. Вот, "Burda Пироги и Слойки" не писал, "Крокодил", ну и - пожалуй - все. Но у Собаки все с чистого листа. У них такое забавное чувство мне кажется, что ни хуя тут не было. Что - вот - пришли они и сейчас все узнают как надо-то. Как по-настоящему. Может быть поэтому всякая хуевая бессмысленная рубрика заканчивается советами. Мне гости моей столицы дают советы. Зачем - к примеру - слушать диск DSH-DSH!? – А затем, что в названии группы есть восклицательный знак. Так. Значит этому журналисту вырываем ногти. А в рот заливаем смолу. Для чего идти в театр "Тень"? – Чтобы испытать чувство "редкого везения". Значит этому критику повезет, если его, сука, тупо расчленят. За такое можно и кислотой. На хуя читать книгу Вениамина Смехова? – Потому что это не модная книга. Вон из этого города! На хуй.
Далее нам сообщают код доступа к так любимому Вероникой СТАТУСУ. Во-первых это такой редкий темно-синий костюм в полоску. Непременно Pal Zileri. Это кто такое носит? Шоферы? Охранники? Вам что, Оксана Бондаренко рекламу пообещала дать? Хули вы людей-то за лохов держите? ЕКХ номера? ЕКХ номера - у фельдъегерей! Да у наружки. Статус говорите? Блядь! На хуй. Вон из профессии!
Новейшая история статуса пишете вы? Вы, блядь, литредакторов нанимать не пытались? Ну хуй с тем, что вы не проверяете даты и у вас уже в 1999-ом Шахри стала главредом, а в 2003-ем Боря Ельцин - король вечеринок. Это хуйня. Но кто вам придумывает заголовки "Об этом не надо думать", "Медный всадник - как супербренд" или "Человек-мебель – светский must-have"? Это что такое? Курсовики в вашем университете профсоюзов в Купчино?
Интервью с Долецкой. Автор Михаил Барышников. Не дэнсер. Сижу и плачу. Миша, я вам отправлю Citizen K с дарственной надписью: "Побежденному ученику от победителя-учителя". Ебаный в рот. Как говорили в нашем городе "осторожно пошлость":
– Ваш личный стиль как-то повлиял на журнал?
– Несомненно. Но стиль журнала – это не только я лично, но и те люди, которых я взяла в команду.

Как это можно публиковать? Как это вообще выстукивается? "Я не акула пера, я – дятел клавиатуры", так что ли? Иди поучись. Секретарем к Ксении Соколовой или Андрею Колесникову иди. Прочти 100, блядь, интервью. Купи книжку Трумана Капоте, наконец. И вообще, с чего это ты тексты пишешь? Ты – писатель? А на хуя тогда снимать? Это что за история по Пелевину? Это что – типа актуалочка что ли такая? А когда у этого автора последний роман выходил? Или вы его к Льюису Кэроллу прировняли? Очень круто. А что это за адский пиздец Very Moskva? Это вы для регионов снимали? Такое даже в Матадоре бы не вышло.
Ну и 10 правил от Феди Фомина. Федь, ты эти правила кому предлагаешь исполнять? Мне? Или какому-нибудь гастарбайтеру. Нет, ну если Таджику Мише, который сейчас делает ремонт в моей квартире, то это очень круто, а если мне, то совершенно не ясно какого хуя. Просто так по макету положено, а ничего не придумалось что ли?
Но самый пиздецкий пиздец – это, конечно, интервью (Толик Белкин не спи!!!) с Филиппом Олеговичем Янковским. Этот кинематографист поразил нас не одной яркой работой в прошлом году. И потому заслужил. "Мне сейчас даже на ногах стоять тяжело", – вздыхает Филипп. Конечно. Устал. Уработался. Да ты сядь. Ты посиди, не стой. Не надо.
Вопрос главному редактору Андрею Савельеву. Эту хуйню из 90-х кто вообще всю придумывал? Кто чесался, соображал, парился? Тутта Ларсен. Ох. Александр Анатольевич. Что это за ебаный Уренгой такой вы нам устроили? Вы чего реально не видите разницы между Эсквайером, Афишей и собой? Какой, к чертовой бабушке, рассказ Хааса? Кто тут знает вашего Хааса? Кто такой вообще ваш Хаас? А журнал AD вы открывали? Вы что не видели там точно такую же съемку малометражки Митрофановой? Маргарита Михайловна таким образом поднимает прайс на тесноватую квартиру? И вообще откуда она взялась? Оттуда же - видимо - окуда и 3 полоса обложки с проморекламой собственного бесполезного сайта women.ru. Из жопы. Из жопы мира. Которым и является Ленинград. Иначе не перлись бы в Москву, а делали бы все там. И москвичи, листая Собаку в Питере, говорили бы: во, как мило. У нас такого нет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 166 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →