Антон Красовский (krasovkin) wrote,
Антон Красовский
krasovkin

Categories:

Осторожно! – Пошлость.







































У Евгения Валерьевича Гришковца в "Дредноутах" была такая сцена: он нарочно разливал красное вино на белоснежную скатерть. И все время говорил, что вот – мол – вино – красное, а скатерть – белоснежная. И что лить на белоснежную скатерть красное вино – пошло, и что пятно это – пошло, да и слова сами эти "красное" и "белоснежное" – тоже невероятно пошлы. И вместе с тем, эта пошлость, возможно, – самое настоящее из того, что дает нам жизнь. Самое простое, и – потому наверное – самое ценное.

Мы задумываемся о жизни, мы изо всех сил стараемся, чтоб она была непошлой. Не банальной. Уникальной и удивительной. Красивой. Бурной. Страстной. Здоровой и долгой. Но главное – совсем не такой, как у других. Ну а поскольку мы все думаем одинаково, то в итоге оказываемся в сером унылом скучающем совершенно однообразном большинстве, тихоходной толпенью идущей мимо жизни. В сумрак червия же злаго и тартара.

Мы давим в себе остатки первичного настоящего и хорошего, которые мы этой самой "пошлостью" привыкли называть. Мы видим, что человек на остановке просит о помощи, и мы тут же инстинктивно, искренне стараемся ее предложить. Но через минуту задумываемся: "Стоп. Он ведь наверняка нас обманывает. У него ничего не болит, он просто соберет эти деньги, купит бутылку и уснет на помойке. Эта бабка... У нее точно пятикомнатная квартира на улице Горького, она – просто алчная скопидомка. А эти люди, которые помогают им на вокзале – вообще вруны и нехристи. Зачем они всем рассказывают, что они этим занимаются? Болтать об этом ведь не по-христиански". И пока мы думаем, пока увлеченно рассуждаем сами с собой, человек с остановки умирает, а люди, старавшиеся ему помочь и всем рассказать, что такая помощь есть, глядите: вы можете помогать с нами, как мы, лучше нас – остаются сидеть у обочинки чужой непошлой жизни облитые совсем небанальным жидким калом с пяток до макушки.

Здесь на вокзале такие вот пошлости (как еще говорят борцы с ней – трюизмы) – являются во всей своей первозданной простоте. Вот жил-был человек. В Узбекситане. Мать – узбечка, отец – татарин, геолог, замначальника какого-то разреза. Все у человека было хорошо. И даже – наверняка – непошло. Ездил поди с девчонками на Айдаркуль или на даже на Каспий, тунеядствовал, читал Гейне. А потом умер отец, развалился Союз, не стало работы, неузбеков перестали считать за людей. Пришлось ехать в Россию, где он тоже – untermensch. На вокзале ему проломили голову, нос и челюсть, отобрали все вещи, деньги и документы, он попал в больницу, где с ним до кучи случился инфаркт.

– И где же вы сейчас живете?
– Нигде. Вот уже полгода скитаюсь, ночую на остановках, в подъездах.
– А домой почему не едете?
– Не пускают. Документов-то нет. Денег ведь тоже нет. И позвонить туда некому.
– Вас как зовут?
– Ильдар. Через "и". А вас, простите, как?
– А меня Антон. Через "а". Впрочем, тут все понятно. Это банально.

Пожалуйста, давайте иногда помнить, что на земле много людей, которым просто некому позвонить.

Это пошло. Но так бывает.

И еще, я как всегда прошу вас: не выбрасывайте старые вещи. Просто позвоните мне или завезите к нам в подвал. Это Пятницкая улица, дом 17/4, стр. 1. Телефон - 589-77-92
Короткий номер смс-пожертвований 1005 с текстом: ДЛ. Стоит смска 90 р. без налога.
Tags: Доктор Лиза, Павелецкий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments