Антон Красовский (krasovkin) wrote,
Антон Красовский
krasovkin

Category:
  • Music:

This is the end



Над Меконгом борзо пролетают стайки белых цапель. Неприятно курлыкая, они скрываются в обожженном засухой кустарнике, становясь настойчивым фоном, еще одной дорожкой этой ночной однообразной пластинки. Джунгли сливаются с ночью, гарь поглощается рекой, на веранде играет Doors.

This is the end, my only friend
The end.


Doors в Золотом треугольнике. Doors на берегу Меконга. Doors тут, где до сих пор кажется, что джунгли горят от напалма.

Я люблю запах напалма поутру. Однажды мы бомбили одну высоту, двенадцать часов подряд. И когда всё закончилось, я поднялся на неё. Там уже никого не было, даже ни одного вонючего трупа. Только запах напалма! Весь холм был им пропитан. Это был запах… победы!

В 10 метрах граница Тайланда с Лаосом, а в ста – с Бирмой. Собственно, тут – именно тут – капитан Уилард зарубил полковника Куртца.

Вот-вот, как и там, будет дождь, и все начнется вновь. И засуха кончится, и эта земля выльет в Желтую реку всю иссушенную желчь, и та понесет эту желчь сквозь весь Индокитай, мимо этих желтых людей, к желтому лихорадочному морю.






Это вот Four Seasons в джунглях построил такой палаточный лагерь. Ясное дело, что любая из этих палаток круче люкса в "Метрополе". Мне даже захотелось познакомиться с человеком, который придумывает им все эти разнообразные хижины с медными ваннами и тропическим душем.


.
Tags: apocalypse now, four seasons chiang mai, leica x1, Меконг, карточки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments