Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

прищур

Dewarist

Честно говоря, под конец моего – как тут говорят – дежурства не хотел никого грузить уже этими своими любимыми "вы все умрёте", "покайтесь", "ад не за горами". Хотелось просто, не заморачиваясь, подвести итоги года. Тем более, что я обнаружил у Олега kashin типовую анкетку.

Но вчера произошло две вещи, про которые я просто не могу не написать, уж если всю неделю мы говорили про негодяйство, жестокость и тупую агрессию. Про то, откуда эти вещи вообще берутся.

Дальше тут http://community.livejournal.com/dewarist/196709.html
прищур

Жить становится хуже, жить становится грустней

Ещё одним доказательством того, что в мире все становится только хуже, оказался новый режим работы спортзала. Уже на выходе я обнаружил, что дверь заперта, а сонный охранник, шаркая, идет её открывать. Оказалось, что с 1 ноября Планета-Фитнес на улице Семашко, которая с момента своего открытия 15 лет назад работала круглосуточно, теперь закрывается в час ночи. Никто, разумеется, даже не подумал хотя бы предупредить.
прищур

Леонид Ильич Сан



– Желаю Вам, Леонид Ильич, большого здоровья.
– Постараюсь быть здоровым. А очешник тут нужен? А эти нужны очки?
– Леонид Ильич, одну секундочку, я вас причешу.

Дико крутое интервью Брежнева японскому ТВ. 1977 год. Если вы зарегистрированы на Facebook, то поглядите эту запись целиком. Я почему-то не могу найти ее в другом месте.
вокзал

Давняя переписка с редактором



Дорогой друг,

поскольку я не очень понимаю что такое концепция материала, как она пишется, а главное зачем она нужна в тех случаях, когда тему придумывает редакция, а не автор, да еще та редакция, сотрудничество с которой у этого автора не складывается с самого начала по всем статьям, редакция оставшаяся должной автору некоторое количество сотен долларов (о чем автор предпочитает не распространяться), редакция так и не удосужившаяся взглянуть на следующую сделанную автором по заказу самой этой редакции работу (об оплате которой автор даже и не мечтает). Так что я просто выдам тебе некий текст, свои мысли, соображения. Выдам тебе лично (в силу давнего знакомства и некоторой неловкости, которую я испытываю, однажды продинамив тебя с текстом). Выдам, будучи совершенно уверенным, что все равно из этого ничего не выйдет и наверное выйти не должно, поскольку я не являюсь выдающимся дорогостоящим и главным писателем или столь незаменимым и ценным сотрудником, как Сергей Полотовский, Сергей Алещенок, отец Иоанн Охлобыстин или – тем более – Заяц ПЦ. Это будут какие-то обрывки моих мыслей про Лизу, перемешанные с уже написанными мною абзацами постов в Живом Журнале.


Вот она сидит в этом глубоком подвале, который когда-то – лет 120 назад – был выстроен как цоколь. В те годы в таких помещениях жил всякий деклассированный сброд, вроде Пашки Миллионщикова, ибо уже тогда (когда дом еще не успевал врасти в землю) это было худшее жилье больших городов. Теперь под тяжестью шести дореволюционных этажей тут ежемесячно лопаются канализацилнные трубы, говно хлещет на пачки бинтов, памперсы для неподъемных больных, таблетки. Она сидит посреди этого (ибо денег на другое конечно нет) и все время разговаривает по телефонам. То с каким-то молдавским посольством (как отправить какого-нибудь Валерика обратно в Хынчешть), то с председателем Совета Федерации Мироновым (ему нужна поддержка блоггеров и он собирает их на Дмитровке), то с Ленкой из Минска, у которой только что умерла мама. Ленка нашла Глинку в жж (там ее нашли все ее больные) и теперь не дает покоя. Стоит лишь повестить трубку, начинаются смс:
– Только что похоронила маму. Иду по с кладбища. В одной руке лопата, в другой – лейка. Иду и рыдаю. Пытаюсь предстваить себя со строно, чтоб успокоиться, но начинаю плакать еще сильней. Такой вот я ебаный визуалист.
Прошел уже час, а Глинка все говорит с этой Леной, и она тоже начинает всхлипывать и вот они уже сидят по две стороны этого провода, две чужие женщины в двух чужих странах, и нет их родней. Нет.
Еще через час ей звонят из Киева. Там кто-то умирает. На этот последний вздох, на умирание она едет из любой точки планеты, спешит, успевает. И сейчас она покупает билет на ближайший самолет до Борисполя, чтоб часа через 4 оказаться в этой палате с дрожащей рукой в своих ладонях. Я не знаю точно зачем она это делает. Я даже не знаю зачем тогда – 8 лет назад – она уговорила какого-то киевского мэра построить этот хоспис. Между тем, если вы посмотрите фильм Погребижской (он есть у меня в блоге), вы увидите, что это какой-то совершенно прекрасный дом, похожий скорее на средьмашевский пансионат, нежели на больницу, специально построенную для умирания.
Такую же больницу она хочет открыть в Москве. Но не получаются. Не дают. Не хотят помогать. И все же...
История Глинки – это конечно не история маленькой большеглазой женщины, которая прожила всю жизнь в Америке, а потом вернулась сюда. Поселилась в шести комнатах на Страстном бульваре и принялась помогать умирающим и убогим. Это история воспитания добра. История о том, как один системно добрый человек, образуя свой собственный удобный ему мир, преображает вокруг себя целую кучу до того бессмысленного сброда. Люди, еще вчера прогонявшие бродяг из своего подъезда, сегодня каждую неделю по средам ездят кормить и лечить их на Павелецкий вокзал.

А бродяги это как правило неприятно. Их десятки, сотни. Они просят жрать, орут на перевязках, клянчат на водку. Они нюхают клей и что-то пускают по вене, засыпают в электричке Москва-Тула, чтоб окончательно проснуться в поезде Тула-Москва. У кого-то из них просто украли все деньги, и Фонд покупает им билет домой. Это значит, что Глинка вынимает из кармана тыщу: "Пойдешь с ним и купишь плацкарт до Пензы". Кто-то только что освободился, и ему попросту некуда ехать: квартира трижды продана, жены простыл и след, мать похоронена за оградой – по социалке. Кто-то вообще уже не понимает кто он, почему он до сих пор жив, и за что ему такая вот жизнь. Одна из них смотрела на меня и тихо бормотала:
– Это ведь не конец, правда? Все же еще может быть?
Может. Но – вряд ли.
Они – меньшинство не при параде. Для них не строят ночных клубов, не устраивают пикников на пароходиках, не кроят трусы. Когда они высовываются на улицу, их норовят – нет, не обойти, – убить. Все: менты, подростки, какие-то охамевшие ларечники. Сейчас наступает лето, и это значит, что по электричкам пойдут банды озверевших тинейджеров с бейсбольными битами. Тинейджеры бейсбола не видели никогда, биты им нужны только, чтоб вышибать мозги бродягам.
А еще в жару на помойке по-другому портятся продукты. Они не просто протухают, они превращаются в бездонную чашечку Петри. Скоро найдется все – в этих вчерашних бигмаках и куриных костях: и дизентерия, и ботулизм, и просто – трупный или крысиный яды.
Вот почему большая часть тех, кого вы увидите на карточках лето не переживет.
Осенью будут другие. Они тоже приползут голодные и больные, полуживые, вечно пьяные и совсем еще молодые. Почти такие же. Почти.

Ну какая тебе нужна еще концепция? Я думаю что это должен быть репортаж. Я и так с ней часто, но тут готов просто неотлучно провести неделю. Снимать я худо-бедно умею сам. Карточки, которые висят у вас на сайте, как иллюстрация к ее лекции – мои, только сняты на мыльницу.
Вот вам еще ссылки на 2 фильма, которые были о ней. Может быть у кого-то найдется время их посмотреть.
Один сняла Лена Погребижская для РЕН-ТВ
другой – Ольга Маурина
он получил несколько призов.

Спасибо,
до встречи в любом случае
Антон


Ответ: Мне кажется, тут есть и тема, и сюжет, и главная героиня, но мне не нужна распечатка твоего жж, а именно внятный план, как эта статья будет устроена. Про что эта статья будет? Что нового по сравнению с другими публикациями на эту тему ты можешь мне открыть и поведать?
прищур

Правда

Раньше я считал, что главная обязанность журналиста, его долг, смысл его существования в том, чтобы писать и говорить правду. Сейчас я точно знаю, что в этом нет ничего особенного. Ибо правда – есть норма жизни любого здорового человека. Журналисту же за это еще и платят.
прищур

Moroz Co.


Одноклассники предлагают теперь написать письмо Дедушке Морозу. Совсем ебанулись на разводках. И что мне ему писать, блядь? Ебаный дедушка, хочу любви, здоровья, много денег? Хули ты трясешь мешком? Что у тебя там? – Плюшевые выдры? Кузя, друг Аленки? Польская гирлянда? Все это мне, дедуля, на хуй не надо. Давай уже по-серьезке.
А по-серьезке не выходит. То ссылка не откроется, то комп зависнет. Ну и вообще этот ваш пенсионер со взрослыми работать не хочет. Педиатр блядь.
прищур

Обломов



Лежанье у Ильи Ильича не было ни необходимостью, как у больного или как
у человека, который хочет спать, ни случайностью, как у того, кто устал, ни
наслаждением, как у лентяя: это было его нормальным состоянием. Когда он был
дома - а он был почти всегда дома, - он все лежал, и все постоянно в одной
комнате, где мы его нашли, служившей ему спальней, кабинетом и приемной.
<...>
- Да ты оглянись, где и с кем ты?
- Знаю, чувствую... Ах, Андрей, все я чувствую, все понимаю: мне давно
совестно жить на свете! Но не могу идти с тобой твоей дорогой, если б даже
захотел... Может быть, в последний раз было еще возможно. Теперь... (он
опустил глаза и промолчал с минуту) теперь поздно... Иди и не останавливайся
надо мной. Я стою твоей дружбы - это Бог видит, но не стою твоих хлопот.
скромный

Ограбили Доктора Лизу!

Фонд Лизы Глинки ограблен. Сегодня из подвальчика на Пятницкой вынесли компьютер с принтером, хороший ксерокс, телевизор, подаренный уже умершим больным. Перед смертью он копил на этот телевизор, чтобы после него Лизе досталось хоть что-то. Память. Там же был маленький DVD проигрыватель, какая-то магнитола, немного денег на похороны больной в Химках, памперсы. Памперсы воры оставили. На них, разбросанных по лестнице и сидел Петрович, когда его обнаружила Елизавета Петровна. Петрович плакал. И правда: никогда не ожидаешь, что ты вот, делаешь им, а они, и вообще. И хочется нажраться и умереть от обиды. Петрович, не умирай. А всех, кто прочтет, увидит, заметит, прошу: помогите. Нужен 1 нормальный новый комплект офисной оргтехники. Без него – никуда. Вот и в этом была вся база данных. Вся. Не восстановить. Последняя больная в базе – глухая, адрес потерян. Дорога вспоминается едва-едва, налево, зесь снова налево и вон - кажется - тот подъезд. Словом, опять прошу. Ваш я.
прищур

Вы в сборной, мужчина!

Председатель Высшего совета партии "Единая Россия", спикер Госдумы Борис Грызлов считает, что закупка суперкомпьютеров за рубежом угрожает национальной безопасности России, передает "Интерфакс". По его мнению, в них заложены элементы типа "жучков". "Я просто уверен в этом," - заявил Грызлов, выступая в среду на семинаре-совещании в Москве, в котором приняли участие представители региональных организаций партии и местных собраний.