?

Log in

No account? Create an account

Категория: наука

Я сейчас не могу принимать никаких решений. Не потому что я безвольная скотинка, а потому, что перепутье – самое тяжелое, грузное время. Когда прошлое не отпускает, заискивает, улыбается и машет. И я, сопротивляясь, все же гляжу туда, оборачиваюсь и машу ему в ответ. Но возвращаться не могу. Не хочу. Так было и в этот раз. Звонит мне месяц назад гендиректор "Серебряного Дождя" Дима Савицкий:
– Красовский, ну вот мы созрели до вашей с Ксенией передачи. Короче, это раз в месяц, надо обсуждать каких-то уродов. Приезжай.
– Ну давай, – сказал я, думая, что нет, ну я не хочу никого больше обсуждать. Не могу. Не буду. Но все равно зачем-то промямлил вот это "Ну, давай".
Я повесил трубку и решил: "Ладно, поеду, и там откажусь". Скажу: "Собчак, я тебя люблю. И тебя, Савицкий, – тоже. Но я больше никогда не хочу этим заниматься. Мне это даже уже не противно. Просто непонятно. Я ж не выступаю на коференциях микробиологов, молекулярных химиков или окулистов".
Я приехал в этот бетонный чулан на Динамо, подумал: "О, здорово, как раз хотел зайти к отцу Димитрию Смирнову". Вошел внутрь, сел в переговорку, и вдруг какая-то девушка берет меня за рукав и ведет в редакцию. А там, товарищи, такая картина: человек 15 сидят как бы в зале, а перед ними стол президиума и за этим столом Собчак и Савицкий, а между ними пустой стул. "Садись", – говорит мне Дмитрий Владимирович и указывает как раз на это место в центре. Я сел и понял, что отсюда из президиума как-то мне неловко отказываться. Все-таки это какой-то такой интимный момент. Не для всех. Я придумывал 128 оправданий для своих страха и нерешительности, для гордыни (А как же?! Передача! На "Дожде"! С Собчак!), мучился. Потом пошел к отцу Димитрию и не застал его ни в храме, ни в отделе. Не спал. Звонил Собчак. Не дозвонился. В итоге решил (как это часто бывает) безвольно всю ответственность переложить в Руки Господа. Вроде как: Ты – сильный, вот и реши за меня. Я не могу. И прямо очень искренне заплакал. Мне кажется мои эти слезы крокодильи Его даже как-то умилили, и Он сказал: "Ну ладно, – на".
Завтра должен был бы состояться первый эфир.
Вчера вечером еще моя подруга Маша Шубина спросила меня: "Ну что ты решил про передачу"?
– Ничего специального, – отвечаю. – Не звонят. Я думаю, может и не позвонят. Но если позвонят, пойду на эфир. Я им обещал (это вроде я как бы свою собственную мерзость благородством оправдываю).
А сам так сижу и трусливо так, гаденько, как я люблю думаю: а, может, и трубку не возьму.
И что же вы думаете? Звонит мне сегодня девушка-редактор: "Антон, хочу вам сказать, что завтра у вас эфира не будет. Завтра Ксения обойдется без вас. Мы вам потом позвоним и скажем дополнительно как все будет".
Представляете мое счастье?!
– Спасибо, – говорю. А давайте мы передачку эту не отложим, а вообще отменим. Навсегда. Я не хочу больше сидеть и всех обсерать. И вообще плодить зло не хочу.
Трубка на секунду опешила и насторожилась.
– Зачем же вы к нам приходили? – с суровостью в голосе опомнилась она.
Дурак был. Ду-рак. Простите меня.

Profile

прищур
krasovkin
Антон Красовский
Facebook

Latest Month

Декабрь 2015
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow