Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

прищур

Как жаль

РИА Новости
Аркадий Дворкович

Скончалась глава Центра имени Сербского Татьяна Дмитриева

16:43
01/03/2010
Глава Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского, экс-глава Минздрава РФ Татьяна Дмитриева скончалась на 59-ом году жизни. >>



Совсем еще молодая, симпатичная женщина. Опять рак?
прищур

Послезавтра

прищур

Профессор кислых щей

прищур

Предложение, от которого нет сил отказаться

Добрый день. Уважаемый блогер, хотим пригласить Вас в качестве автора для написания новостей и статей для сайта новости науки. Работа будет оплачиваться в районе 1,5-2 долларов за 1000 знаков. Если заинтересовало, то отпишите, я оставлю контактные данные.

А полы вам там не помыть? А че, я могу.
прищур

Шизофреник ли ты?

прищур

Широка страна моя родная



Collapse )

Русский человек относятся к бродягам либо с сюсюканьем и пришепётываньем, либо – с брезгливой ненавистью. Это – глупость, дурновоспитанность, нагльство. Но прежде всего – это очуждение. Попытка свой собственный страх, свою родную беду как бы отодвинуть, отстранить, поставить в угол. Назвать чужим, не своим. Мы пробегаем мимо, затыкая нос, или – напротив – надрывно привечаем это вонючее чучело, прощаем ему бесконечный перегар и драки – от ужаса осознания, что нас в итоге будет ждать такая же судьба. Ну, хорошо. Допустим не нас, а наших детей. Внуков.

Все мы рождаемся с пониманием, что рано или поздно наверняка окажемся с сумой иль под Колымой. Осознание этого факта русским человеком столь отчетливо, так явно, что – если покопаться, то наверняка обнаружится какой-нибудь тюремный ген или – может – белок раба. Нечто, что на генетическом – не животном даже, а на клеточном уровне заставляет нас любить кровавых императоров, разбойников и палачей. Не даром же некоторые западные лингвисты считают, что само слово "славянин" произошло от прагерманского – s'kla:v (раб). Или – вон (как пишут в комментариях) – наоборот: понятие раб – slave или sklave появилось у германцев благодаря самоназванию нашей народности. По этому же типу все копиры теперь ксероксы, а плееры – айподы. Не уверен, правда, что это тонкое замечание комментатора меняет суть дела.

Кто же ненавидит и боится рабов больше, чем такой же точно – сумрачный невольник? Такой же, как все мы. Как я.

Или – может – есть тут кто-то свободный? Защищенный, бесстрашный? Кто-то, кто счастлив быть русским? Есть? Наверняка ведь найдуться счастливцы.

Тогда скажите: как это счастье присутствует в страхе? В страхе русских больниц, русской милиции, русской зимы, русской темноты. В боязни русского царя, русского суда, русской старости. В ужасе от русского прошлого, от его будущего. В содрогании от себя самого. Ведь русский – только в жопе узкий. А во всем остальном, как известно, широк, слишком даже широк. Я бы сузил.

В очередной раз напоминаю вам адрес фонда, куда можно принести для бродяг всякие шмотки, лекарства и просто прийти в пятницу посидеть-поговорить: Пятницкая (будете смеяться) улица, дом 17/4, стр. 1. Телефон - 589-77-92
Ну и как всегда: короткий номер смс-пожертвований 1005 с текстом: ДЛ. Стоит смска 90 р. без налога.
прищур

Janus

прищур

Объяснительная записка

Я сейчас не могу принимать никаких решений. Не потому что я безвольная скотинка, а потому, что перепутье – самое тяжелое, грузное время. Когда прошлое не отпускает, заискивает, улыбается и машет. И я, сопротивляясь, все же гляжу туда, оборачиваюсь и машу ему в ответ. Но возвращаться не могу. Не хочу. Так было и в этот раз. Звонит мне месяц назад гендиректор "Серебряного Дождя" Дима Савицкий:
– Красовский, ну вот мы созрели до вашей с Ксенией передачи. Короче, это раз в месяц, надо обсуждать каких-то уродов. Приезжай.
– Ну давай, – сказал я, думая, что нет, ну я не хочу никого больше обсуждать. Не могу. Не буду. Но все равно зачем-то промямлил вот это "Ну, давай".
Я повесил трубку и решил: "Ладно, поеду, и там откажусь". Скажу: "Собчак, я тебя люблю. И тебя, Савицкий, – тоже. Но я больше никогда не хочу этим заниматься. Мне это даже уже не противно. Просто непонятно. Я ж не выступаю на коференциях микробиологов, молекулярных химиков или окулистов".
Я приехал в этот бетонный чулан на Динамо, подумал: "О, здорово, как раз хотел зайти к отцу Димитрию Смирнову". Вошел внутрь, сел в переговорку, и вдруг какая-то девушка берет меня за рукав и ведет в редакцию. А там, товарищи, такая картина: человек 15 сидят как бы в зале, а перед ними стол президиума и за этим столом Собчак и Савицкий, а между ними пустой стул. "Садись", – говорит мне Дмитрий Владимирович и указывает как раз на это место в центре. Я сел и понял, что отсюда из президиума как-то мне неловко отказываться. Все-таки это какой-то такой интимный момент. Не для всех. Я придумывал 128 оправданий для своих страха и нерешительности, для гордыни (А как же?! Передача! На "Дожде"! С Собчак!), мучился. Потом пошел к отцу Димитрию и не застал его ни в храме, ни в отделе. Не спал. Звонил Собчак. Не дозвонился. В итоге решил (как это часто бывает) безвольно всю ответственность переложить в Руки Господа. Вроде как: Ты – сильный, вот и реши за меня. Я не могу. И прямо очень искренне заплакал. Мне кажется мои эти слезы крокодильи Его даже как-то умилили, и Он сказал: "Ну ладно, – на".
Завтра должен был бы состояться первый эфир.
Вчера вечером еще моя подруга Маша Шубина спросила меня: "Ну что ты решил про передачу"?
– Ничего специального, – отвечаю. – Не звонят. Я думаю, может и не позвонят. Но если позвонят, пойду на эфир. Я им обещал (это вроде я как бы свою собственную мерзость благородством оправдываю).
А сам так сижу и трусливо так, гаденько, как я люблю думаю: а, может, и трубку не возьму.
И что же вы думаете? Звонит мне сегодня девушка-редактор: "Антон, хочу вам сказать, что завтра у вас эфира не будет. Завтра Ксения обойдется без вас. Мы вам потом позвоним и скажем дополнительно как все будет".
Представляете мое счастье?!
– Спасибо, – говорю. А давайте мы передачку эту не отложим, а вообще отменим. Навсегда. Я не хочу больше сидеть и всех обсерать. И вообще плодить зло не хочу.
Трубка на секунду опешила и насторожилась.
– Зачем же вы к нам приходили? – с суровостью в голосе опомнилась она.
Дурак был. Ду-рак. Простите меня.
прищур

Говно

Как же нужно куда-то уехать. Но некуда, не на что и – главное – не с кем. Ну, все, короче, как всегда. Только хуже. И надо бы наконец хоть что-то сделать со своей квартирой, но сил нет так, словно все их отняли в наказание какое-то. Да еще этот ёбаный "Юрьев день" подливает мерзости в житейство. Надо же снять такую на молекулярном буквально уровне гадость. Что у него в голове? Блядь.