Category: недвижимость

Category was added automatically. Read all entries about "недвижимость".

прищур

Браво, Сергей Сергеевич

улыбочка

ИЩУ КВАРТИРУ МЕЧТЫ


Итак, пришло время моей личной просьбы. Я уезжаю с Полянки. 7 лет жил, жил и - вот - досвидульки. Ну, и слава Богу. Все должно меняться. Заканчиваться.
Итак, ищу пустую квартиру. Лучше о двух комнатах и кладовке, куда бы я смог запихнуть свой холостяцкий скарб. В центре. В месте, где мне будет любовно и уютно. Это все бульвары, район Патриарших и Чистых прудов, Арбата и Кропоткинской, какая-то часть Замоскворечья, Мясницкая, Дмитровки, Маяковка, Пушка - все мое. Я бы хотел старый дом, с пахнущем моим городом подъездом со стоптанными лестницами, с окном на крыши. Чтобы снег заваливал подоконник, и в феврале в этих сугробчиках барахтались бы синицы. Я бы глядел на них, на свет недалеких высоток, на тетек, выкидывающих задержавшиеся после Рождества елки и мечтал о весне.
Я очень плохо переношу зиму. Тяжело. Мне страшно зимой и нечем дышать. Только дом может меня спасти. Дом такой, как в английском - sweet, sweet, так чтоб закрыть за собой дверь, зажечь на кухне свечи, налить мятного настоя и, закутавшись в кофту, лепетать под нос Цветаеву. Ну, или просто какую-то борматень в моем зловредном духе. А потом налить ванну, и чтоб струя плоская из старого медного крана, и пена у самого носа. И лезет в глаза, а – не щиплет.
На мечту у меня совсем мало денег, я могу позволить себе что-то около 2 000 $ в месяц. И совершенно невмоготу платить агентские и залог. Я благородно беден. Но плательщик исправный. За те 10 лет, что снимаю только однажды - во время кризиса - я жил в долг. И потом все отдал сполна.
Может, у кого-то есть такая квартира или люди, что хотят сдать ее надолго доброму человеку. Мне. За кросс-посты буду благодарен.
Меня можно легко отыскать по: тел. 8-985-762-04-03 e-mail: anton@yandex.ru
прищур

(no subject)

Красиво одеваться любят все: русские, американцы, французы, англичане. Будете удивлены, но и звери предпочитают Черкизону ЦУМ. Болгарский поэт Никола Мирчев 30 лет назад даже написал лирическую оду «ЦУМ в лесу». Там есть такие строки:
Хлынули толпою звери
В распахнувшиеся двери.
«ЦУМ открыт! Ура! Ура!
Накупить всего пора!»
Ну и что вы думаете, ввалились эти идиоты в храм отечественной торговли, изорвали половину ассортимента («Но штаны не поддаются/Так и рвутся, так и рвутся») да еще и накупили такого барахла, что, поверьте, и домработнице не подаришь. Не то, чтобы это были какие-то дешевые шмотки Bershka там или Soda какая-нибудь, нет. Уверяю вас, в тексте фигурировали вполне себе обеспеченные зверьки, но вкусом их мохнатые мордашки были явно не обезображены. Впрочем, от нынешних москвичей они мало отличались. Уже в первые же дни появления на прилавках столицы новых коллекций сметается все. Включая совершенно бесполезные тюрбаны, пояски и лифы. И вот глядят на этот умопомрачительный беспредел всяческие промоутеры, бренд-менеджеры и прочая обслуживающая московский кураж челядь и думает: «Ну если наши девочки выкидывают состояния на модисток, то наверное надо пользовать как-то их гардеробы». И придумали дресс-код. Вернее не то, чтобы придумали. Просто позаимствовали понятие. И начались бесконечные приписки в приглашениях: «dress code: smart casual» (это что-то вроде «а, черт с вами: кроссовки, так кроссовки). Или вот еще: «Gold & Trendy». Это значит, бегите в Louis Vuitton и покупайте плащик за пятнашку. Но самый забавный был такой. Я, получив приглашение, смеялся полдня. Это был такой надорванный кусок картона, жуткое качество печати и калечка, прицепленная степплером. И вот на этой самой папиросной бумажке, внизу крупными буквами значилось: dress code от 2000 евро. Это писал человек, зарабатывающий в месяц что-то в районе штуки. То есть для него две тысячи евро – это какая-то космическая сумма. Тонна картошки или полгода аренды квартиры в Мытищах. И – вот это самое существо, назовем его барсучком, пишет мне, что я должен стоить от двух. Ради хохмы я начал считать свою себестоимость. Трусы Calvin Klein, найдены в Нью-Йорке за 5 долларов. Джинсы Chip&Pepper. Подарок дизайнеров. Но – положим – в Barney – сто пятьдесят. Рубашка Marc Jacobs. Ладно, в Москве за нее дадут около тресхсот. Пиджак Victor&Rolph. Куплен на распродаже, все в том же ЦУМе за триста. Ну и ботиночки Gucci. Что-то около 7 000 рублей. Словом, в положенный минимум я никак не вписывался. И тут я понял, что кое что я забыл. Это были часы. Скромный спортивный Breitling, который я потом подарил какому-то мальчику в караоке. Ну пел парень хорошо, вот и подарил. Так вот часики эти тянули на все три. И я обрадовался: вот он мой пропуск на самую эксклюзивную, самую главную вечеринку сезона. Я правда так на нее и не попал. Загулял с другом, владельцем одного крупного банка, а потом улетел с ним на Андаманы. И уже в самолете, подумал, а что я сделал для дресс-кода в свои годы? Что купил? Какие магазины посетил? И понял, что мне вообще очень плохо в магазинах. В моей жизни - за все эти 32 почти года - не было ни одной вещи, которую я реально бы хотел купить. Вернее так. Есть что-то, что мне очень бы желалось, о чем бы мечталось, но что я не могу себе позволить. Я нищий. Ну, к примеру большую квартиру со стеклянной стеной в ванной, или дом на озере Кома, или пентхаус на Парк-авеню в Нью-Йорке. Поэтому такого рода желания не рассматриваются. И вместе с тем, мне никогда, ни секунды не хотелось какую-то машину, дачу на Рублевке или Минке, я не гонялся за шмотьем. Более того, в жизни я не купил ни одной вещи, только потому, что она мне понравилась. Я шел за джинсами, когда на старые уже было тошно смотреть, покупал ботинки, когда на прежних снашивалась подошва, брал пальто, потому что наступала зима, очки, затем, что от солнца в глазах селилась аллергия. Это дико странно. То небольшое количество брендового барахла, что у меня есть либо подарено, либо куплено под нажимом: ой, ну, смотри, как тебе идет эта маечка Helmut Lang. И я покупал эту дурацкую алкоголичку, только для того, чтобы от меня отстали. Нигде мне не становится так жутко, как в магазинах. Помню проснулся в Париже с похмелья, звоню коллегам: вы где? А они: мы в Ла Файетте. Боже, когда я доперся до туда, то от ужаса опрокинул вешалку с уцененными лифчиками. И в итоге я насчитал 20 вещей, которые всегда есть в моем гардеробе, и из которых рождается прекрасный дресс-код. На любой случай. Несколько рубашек, ботинок, пара костюмов и целых три смокинга. Так что я смело хожу на любой – даже самый бессмысленный black-tie. Но самый главный, самый желанный мой code, вовсе не dress. Это people code, то, что в Москве называется фейс-контролем. Я хочу приходить туда, где рады мне и моим друзьям. Где фонтанирует шампанское и смеются девчонки. Мне приятно разговаривать с умными людьми и заигрывать с теплыми красавцами и красавицами. И мне ну, наплевать, на то во что они одеты. Лучше пусть будут голыми – чего скрывать-то? Нет, мне приятно, конечно, видеть в зале пятьсот красивых мужчин в смокингах. Но – давайте вернемся в реальность – где вы тут сыщете полтысячи красивых парней, могущих позволить себе пару за четыре тысячи евро. Так что все эти мужики не то, чтобы очень. Так себе мужичишки. Квелые. Поэтому пусть они будут сами по себе, а мы останемся собой. Ну а ЦУМ? ЦУМ не пропадет. «ЦУМ ночами сторожат / Светлячок и семь ежат».
прищур

(no subject)

Я живу в огромной квартире с видом на Трубную площадь. Ну, не то, чтобы прямо в Доме приемов, но по московским меркам очень большой - 120 метров. В квартире напротив живет Леша Тарханов и Карина Добротворская, двумя этажами ниже - буддистский центр. Мой подъезд находится под ежеминутным наблюдением каких-то неведомых спецслужб, повесивших о том предупреждение на почтовом ящике. А моя подруга Лена не хочет жить в этом доме. Говорит - чиповато. Для лошариков, которые все больше с Пидмосковия. Ей нужна от миллиона. Я ее понимаю, хоть мне и не нужно.