?

Log in

No account? Create an account

Категория: происшествия

Майор полиции Алексей Климов, исполняющий обязанности начальника уголовного розыска ОВД Московский, избил журналистку Наталью Сейбиль во дворе ее дома
Подробнее »
Originally posted by alshevskix at Накажем виновных в гибели Тани Бороздиной


Друзья, спасибо всем за реакцию и соболезнования родителям Тани Бороздиной. Я держу родных девочки в курсе ситуации, передал ваши слова.

Сегодня встречался с адвокатом семьи. Прочитал ходатайства. Во вчерашнем посту я не упомянул важных деталей.

После аварии Таню схватили за ноги и за руки, чтобы перенести в уазик. При этом девочку несколько раз роняли (!) на землю. Водитель Анатолий Нежданов, который сбил Таню, сам несколько раз чуть не упал на ребенка. Настолько он был пьян.

Когда Таню Бороздину загрузили в машину (именно загрузили, а не положили), голова девочки осталась на улице. Увидев это, один из мужчин просто потянул за ноги.

Хирург еще раз уточнила, что смерть девочки наступила из-за разрыва сосудов (как следствие неправильной транспортировки).

Родители еще раз просили не дать замолчать историю. Поэтому убедительная просьба продолжать перепост рассказа о трагедии.  Я отправил сообщения на TWITTER президента РФ Дмитрия Медведева, помощника президента Аркадия Дворковича, журналистам Владимиру Соловьеву, Тине Канделаки, Матвею Ганапольскому. К сожалению, реакции еще не последовало. Подключайтесь.

Read more... ) 



Метки:

В "Невском экспрессе" тем вечером погибла Наташка Караваева, милая прекрасная девочка из индеповского эйчара. Она – правда – была каким-то невероятно лучезарным и хорошим человеком. Глядя на нее, я как-то понял, что в отделе кадров могут работать не только чавкающие вертухайки.

Упокой, Господи, душу усопшей рабы Твоей Наталии, и прости ей вся согрешения вольная и невольная, и даруй ей Царствие Небесное.

Колыбельная смерти

Среди различных мотивов колыбельной песни особое место занимает мотив пожелания смерти ребенку, который как никакой другой вызывает споры у фольклористов, этнографов и педагогов по поводу трактовок значения и функций, которые выполняли эти песни. Мотив смертных колыбельных был не так уж редок: «В некоторых, особенно северных, губерниях он получил широкое распространение. Д.И. Успенский свидетельствует о его большой популярности в Тульской губернии». Приведем некоторые из них:

«Бай да бай,
Поскорее помирай!
Помри скорее!
Буде хоронить веселее,
С села повезем
Да святых запоем,
Захороним, загребем,
Да с могилы прочь уйдем»
«Спи, вороти —
Мне недосуг!
Сегодня усни
А завтра помри!
На погост повезут,
Вечну память пропоют,
К сырой земле предадут»

«Бай да побай,
Хошь сегодня помри»
«Бай, бай да люли!
Хоть сегодня умри.
Завтра мороз,
Снесут на погост
Мы поплачем, повоем, —
Да могилу зароем»
«Седни Ванюшка помрет,
Завтра похороны,
Будем Ваню хоронить.
В большой колокол звонить»
«Ай, люли, люли, люли.
Хоть сегодня же помри.
В среду схороним,
В четверг погребем
В пятницу вспомянем
Поминки унесем».


Прислано из Монтре Ксенией Янисовной Соколовой. Найдено здесь .

Геноцид в Тибете

По словам русской женщины, которая живет в Непале, в Лхасе расстреляли семью её мужа-тибетца. За разговор по телефону из Лхасы с заграницей дают пожизненное заключение. За любую связь с "мятежниками" - расстрел. В деревнях расстреливают без суда и следствия, просто по национальному признаку. По ночам из Лхасы вывозят тибетцев на грузовиках, расстреливают и закапывают в общих могилах. После олимпиады последует глобальная чистка всех недовольных... via feeling_of_void
НЕСКОЛЬКО НЕПРИЯТНЫХ КАРТИНОКСвернуть )
Однажды Виктор Робертович Цой написал, как мне тогда казалось, совершенно бессмысленный текст, суть которого заключалась в том, что «жизнь – только слово; есть лишь любовь, и есть смерть». И больше ничего. Все остальное (губная помада, модные кафе, электрички, восьмиклассницы, ночь и проч.) - производное. Вторичное. Наносное. Поскольку песнями В.Р.Цоя тогда заслушивались дети до 20-ти, да и самому начальнику Камчатки было не сильно больше, сомневаюсь, что кто-то из нас понимал о чем речь. В том числе и сам автор. Думаю, написал так: ради красного словца, где-то между «Агдамом» и альб-де-десертом. Написал и – пожалуйста. Все вокруг очень завосхищались. Восхищались, но ни черта не соображали. Да и я до сих пор не очень-то в это верил. Но вот доехал до Читы и поверил. Ибо город этот – и есть смерть, где в каких-то закоулках, полуподвальчиках, запрятанных в подворотнях Красноярских и Хабаровских улиц таится любовь. «Понимаешь ли, что живешь в самой страшной жопе в стране»? - спросил я у официанта Максима в ресторане гостиницы «Забайкалье». – «Конечно, - грустно ответил он, - но я сам из Нерчинска, а это совсем ад. А тут я хотя бы могу зарабатывать 7 тыщ в месяц, а моя девушка учиться». Ад. Сумасшедшая концентрация пустоты и равнодушия. Тут всем всё похуй, ибо не хуй. Отсутствие эмоций: страха, гнева, удивления. Улыбки – только на афишах: «22 марта. Эдита Пьеха», «Курс доктора Норбекова», «Виртуозы Москвы. Под куполом цирка летающие медведи». Бог его знает где эти виртуозы тут летают, но один медведь - Григорий уже 13 лет живет в зоопарке. Родился же он в Краснокаменске, там, где 4 года Ходорковский шил варежки. Первый год Гриша тусовался в кооперативном магазине, а потом разбил ящик вина и выпил все до последней бутылочки. За что был сослан в Читинский зоосад, и с тех пор тускло взирает на серую вертухайскую толпу из-за решетки. «Пожизненное заключение за пьяный дебош – это уже слишком», - удивился Максим Львович Мармур. Нечему тут удивляться. В Чите все слишком. Жить, рожать, есть, дышать – все чересчур. Город отдает смертью и тюрьмой. Здесь все либо сидят, либо охраняют. В лучшем случае: уже откинулись, или ушли на пенсию. Ну а коли на повышение – так это ж и вовсе чудесно. К примеру, - дежурным по этажу гостиницы «Забайкалье». Или охранником в кофейню «Кофе Молл». Но суть не меняется. Тут даже начальник авторемонтного завода – подполковник ГУИН. А лес пилят на «Предприятии». А если бы вы видели кафе «Европа», то подняли бы меня на руки и воскрикнули: Царица Небесная. Красовский, ты жив, ты с нами, ты любим. Ибо в «Европе» нет ни хересу, ни вымени, ни люстры. Только покосившаяся дверь и тусклые типы с железки, хрустящие крысиными позами. Позы – то такие бурятские пельмени, если кто не знает. И здесь, посреди этого самого жуткого, самого беспощадного круга есть люди, способные любить. Максим из Нерчинска, отец Сергий, лишенный сана за отказ освящать колонию, где сидел Ходорковский, Карина Москаленко, адвокат Михаила Борисовича, прилетающая сюда как домой. «Смирение, батюшка, смирение. Жизнь завтра не заканчивается, - Москаленко аккуратно чистит постную картофелину. - Вы же священник. И им остаетесь. И будете». – «Если честно, Карина Акоповна, я отчаялся. Тут было празднование очередной даты рукоположения владыки, и я понял, что он меня ненавидит»… Его выгнали оттуда, куда люди добровольно не поедут. Его лишили сана там, где святого не может быть по определению. Но ведь именно там, где его не может быть, оно отчего-то и берется. «Храни Господи всех гонителей Ходорковского», - написал мне отец Сергий на копии указа о лишении сана. «Храни Господи всех Ваших врагов, бытюшка. Храни Господи».
Дорога в Хабаровск. Двое суток. Две с лишним тысячи километров по скальнику, смешанному со снегом, галькой, песком. Столбы пыли. Пыль везде: в глазах, в ушах, в носу, между пальцев, в ручке, в блокноте, в мобильном телефоне. Периодически страшно. Едва только я успел отдать руль Василию Рожановскому, как тут же ехавший перед нами Максим Львович Мармур подскочил на полтора метра на скорости 120 км/ч. Если бы я был за рулем, то непременно въехал бы Мармуру в зад, ибо дистанцию держать не очень умею. Но Василий, наш – практически – былинный герой, спас бампер. И вот Хабаровск. Невероятно прекрасный светлый город. Напишу о нем позже. Просто больше не могу. Все время думаю про смерть Ильяса, слезы чуть ли не в глотке. Что делать не знаю…
КОГДА БУДЕТЕ НАЖИМАТЬ НА КАРТОЧКИ, БУДЬТЕ ГОТОВЫ К ТОМУ, ЧТО В НИЖНЕМ РЯДУ НЕПРИЯТНАЯ СЦЕНА С ТРУПАМИ В ХАБАРОВСКОМ МОРГЕ.

Острожно! Есть карточка с трупами.Свернуть )

Мережковский

Кроткий вечер тихо угасает
И пред смертью ласкою немой
На одно мгновенье примиряет
Небеса с измученной землей.

В просветленной, трогательной дали,
Что неясна, как мечты мои,—
Не печаль, а только след печали,
Не любовь, а только след любви.

И порой в безжизненном молчаньи,
Как из гроба, веет с высоты
Мне в лицо холодное дыханье
Безграничной, мертвой пустоты...

Помогайте

Из окна выбросился Мурат Насыров. Погиб. В субботу на пьянке у Лисовца Аня Чистова сообщает мне, что в Лондоне умирает Кормильцев, и что друзья собирают деньги. В сущности толку от этих денег большого нет, поскольку 4 стадия, позвоночник и - конечно - это все "на небесах только и разговоров, что о море". Вместе с тем голова пуста, браться не охота ни за что и перспективы неясны.

Profile

прищур
krasovkin
Антон Красовский
Facebook

Latest Month

Декабрь 2015
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow