Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

прищур

Умер Василий Аксенов

Когда я учился в институте, мне нужно было много печатать, а своей пишмашинки не было. Поэтому, обладательница 486-го компьютера Лиза Ахмадулина дала мне на время машинку своей мамы. На внутренней стороне ее крышки скотчем была приклеена фотография Василия Павловича Аксенова с подписью "Сестричке Белочке от Васи на долгую память". Я глядел на эту карточку и писал стихи.
Это была какая-то замечательная легкая мягкая машинка. В отличие от советских – ненадрывная, и не клейкая, как югославские. Кажется made in Chile. Когда Аксенова выслали из страны, тащить с собой ее не было сил, да и зачем? Ведь Америка была набита пишмашинками, как рождественский гусь антоновскими дольками. Вот и отправилась она к Белле Ахатовне, потом к Лизе, потом, по счастью – ко мне. Сейчас пылится наверное где-то на той даче, где слева жили Булат и Щекочихин, а напротив Рыбаков и Винокуров, где так сильно пели птицы, и всем было так надежно и надёжно. И где почти все умерли давно.

Карточка Александра Тягны-Рядно
прищур

Миф об Осирисе и огненной птице Бенну

Сказание о том, что многое происходит само по себе,
но ничто не бывает случайно


Очень, очень давно, когда, брошеная к звездам щепотка соли, открывала врата в ледяную пирамиду времен, когда в камышах шептались духи болот, и по эху от их шепота можно было вмиг долететь до луны, когда Нил был еще таким крошечным, что, свернувшись в клубок, умещался на спине черепахи, когда свет еще не знал, что его тень называется тьмой, в те далекие времена миром правили боги. Это было так давно, что боги еще помнили кто из них отец, а кто сын, кто кому приходится братом, а кто сестрой. Боги любили свою семью, уважали старших, поклонялись предкам. По утрам боги барахтались в волнах теплого океана вечности, и капли воды от изумления застывали в их волосах, превращаясь в хрусталинки. В огромных печах боги пекли хлеб, и снопы искр улетали в небеса, чтобы стать созвездьями. Боги стирали, боги шили, боги доили божественных коров и возделывали пашню, словом, боги ничем не отличались от людей. Только они об этом не знали, потому что никаких людей на земле еще не было. Так что богам приходилось повелевать самими собой.
Collapse )
прищур

Какой все-таки у нас странный герб. Называется "Ястршембец".

19.98 КБ

Используется несколькими родами. В том числе Ястржембскими. Но они не главные. Наоборот. Ястржембскими они стали именно из-за герба с ястребом над рыцарской короной. Родоночальники - Горчицкие. Этот же герб помимо Красовских, еще у десятков семей. К примеру, у Чайковских, Глинских и Янковских. Забавно, согласитесь иметь один герб с Сергеем Ястржембским и Олегом Янковским.
прищур

(no subject)

Снова птицы в стаи собираются, 
Ждет их за моря дорога дальняя... 
Яркое, веселое, зеленое - 
До свиданья, лето, до свидания! 

     За окном сентябрь провода качает, 
     За окном с утра серый дождь стеной. 
     Этим летом я встретилась с печалью, 
     А любовь прошла стороной. 

Не вернешь обратно ночи звездные, 
И опять напрасно сердце вспомнило 
Все, что это лето обещало мне, 
Обещало мне, да не исполнило. 

     За окном сентябрь провода качает, 
     За окном с утра серый дождь стеной. 
     Этим летом я встретилась с печалью, 
     А любовь прошла стороной. 

Было близко счастье, было около, 
Да его окликнуть не успела я! 
С каждым днем все больше небо хмурится, 
С каждым днем все ближе вьюги белые. 

Там, где мне в ладони звезды падали - 
Мокрая листва грустит на дереве, 
До свиданья, лето, до свидания, 
На тебя напрасно я надеялась! 

     За окном сентябрь провода качает, 
     За окном с утра серый дождь стеной. 
     Этим летом я встретилась с печалью, 
     А любовь прошла стороной. 

Снова птицы в стаи собираются, 
Ждет их за моря дорога дальняя... 
Яркое, веселое, зеленое - 
До свиданья, лето, до свидания...
прищур

Тито-Маргарито

Пару слов об острове Бриони. Оказалось, что есть такой на карте. Находится в Адриатике, принадлежит нынешней Хорватии и именно в его честь и названа торговая марка, которую так любят не очень умытые, но достаточно обеспеченные менеджеры от сорока. На этом островке, утопающем в соснах, располагалась резиценция маршала Тито: три тучные виллы, вроде тех, что Сталин строил в Гаграх. Пальмы, колонны, четыре этажа, охрана с ружьями - там теперь госдачи хорватских лошариков. Бьянка, Брионка и черт знает какая еще онка. Там все такое онковое. Звонкое, пронзительное, но провинциальное и славянское. Московское. Купеческое. Слышите? - Онка, онка. Русь.
Прямо на причале, в который упирается каждый подходящий к острову кораблик, - гостиница. То есть это теперь она гостиница, Hotel *****, а раньше-то был пансионат. Он так же выглядит, благоухает тем же принудительным запахом дешевых крендельков и табака, морщится той же приветливой, но абсолютно бесполезной рецепцией. Администраторшами-раскладушечницами то бишь. Всех туда и заселили. Но - внимание - нам семерым досталась отдельная яхта. Уж не знаю, был ли это такой favor русским, или - наоборот - нас хотели отселить подальше от приличных немецких журналисток, но факт - мы оказались в секунде от счастья. Не знаю, почему мы были так близко, но не дошли. Наверное потому только, что дойти до него окончательно никому не удавалось. Следите за моими губами: ка-пи-тан, две гор-нич-ные, собственный по-вар. Проследили? По итогам празднования счастья компанией состоявшей из Николая Ускова, Игоря Шеина, Нонны Газаевой, Вадима Глускера, меня, фотографа GQ и помощника Вадима на борту было выпито за 3 дня: 27 бутылок шампанского, 52 бутылки - белого, 5 - красного, 3 вискаря, еще какая-то ракия, коньяк, ликер. Только на борту! Не забываем про бизнес-класс в два конца, ресторан в Милане и официальные приемы самих Бриони. Так что, когда ночью мы сигали с лодки в море, команда в шеренгу стояла на пирсе в ожидании выплывут или ни нет. Г.г. Ускову и Шеину по ходу за всю поездку мою огромное спасибо. Было с ними дико весело.
В какой-то день за час был обследован остров, на котором обнаружился сафари-парк Тито в составе двух слонов, пяти зебр, выводка лам (3 штуки), двух страусов и одного орущего осла. Поле сафари завалено говном, там никто не убирается. Поле для гольфа выжжено, поливать его никто не собирается. Немного леса, поваленного несколько лет назад ураганом так и лежит. Вывезти все это никому не приходит в голову. По опушке ходит ощипанный павлин с одним пером, торчащим из хвоста. Видимо, остальные 15 - в шляпах жены директора орнитологической фермы. Прямо у гостиницы стоит потрепанный кадиллак Тито, прокатиться на котором стоит около 70 евро в час, а в клетке живет титовский попугай, который громко разговаривает по-сербски, орет "Тито, кокоша" и смеется. Полный сюр. Пирс щерится недорогими лодками, мир и покой. Русь, Русь.