?

Log in

No account? Create an account

Категория: россия

Брянск



Сегодня ночью корреспонденты программы "НТВшники" Дмитрий Болдин и Ольга Смирнова взяли первое видео-интервью с матерью девушки, которая наехала в Брянске на мать с ребенком. Это даже не интервью, а обращение к людям. Абсолютный, как сейчас говорят, - эксклюзив нашей передачи. Спасибо, товарищи! И, конечно, соболезнования обеим сторонам, - трагедия страшная.

Разговорчики в строю



МАК-таки опубликовал все разговоры диспетчеров в тот злополучный день под Смоленском.
http://c0089667.cdn2.cloudfiles.rackspacecloud.com/open_micr.pdf

Холодно



Еще куча карточекСвернуть )

Уже почти месяц они умирают от холода. Уже несколько дней они – мрут. Сегодня ночью в Москве было – 29, и я не знаю скольких мы не досчитаемся сегодня на вокзале. Я понимаю, что обнаружить бродягу в своей парадной, в моче, в говне, в луже блевотины прямо перед носом своего ребенка, на коврике у фикуса – тошнотворно. Гадко. Хочется дать каблуком по морде – пшел вон, позвонить в жэк, в милицию, в санчасть. Но я прошу вас, хотя бы еще неделю, не делайте этого. Иначе они все сдохнут в этих стылых вокзальных тупиках.

Просто подойдите и скажите: "Слышь, ссы на улице, а то – выгоню". Они все понимают.

Пару дней назад я был на передаче у Малахова, и там – в зале – сидел слепой человек. Слепой совершенно. С палочкой. Уже четыре года он живет на вокзале. В 2005 году люди, которым дали комнату в его коммуналке в Бирюлево (!) выгнали его на улицу. Кто-то водил его к тамошним ментам, куда-то еще – все без толку. Когда он рассказал свою историю, зал ошарашенно вздохнул. Знаете так – залпом. Одновременно. Зал не мог поверить, что сейчас в Москве бывают такие жуткие истории. Что вот так, непьющего немощного человека могут просто выгнать из дома. Вывезти в Ногинск, отобрать ключи, документы, дать по яйцам и выкинуть в лес. И все. И никто не заступится, не поможет, не спасет. Зал не мог поверить, а у нас таких – десятки.

Сегодня ночью в Москве было – 29. И я не уверен, что этот человек жив. А может, его снова кто-то пустит в подъезд или дежурный по вокзалу согреет стакан чаю, кто-то даст ему в переходе червонец за "Варшавянку" или подарит свитер. Может, кто-то не посчитает свою жалость – малодушием, и этот слепой человек доживет до справедливости.

Как всегда напоминаю вам адрес фонда, куда можно принести для бродяг всякие шмотки, лекарства и просто прийти в пятницу посидеть-поговорить: Пятницкая улица, дом 17/4, стр. 1. Телефон - 589-77-92

Короткий номер для смс-пожертвований 1005 с текстом: ДЛ. Стоит смска 90 р. без налога.

Блог Елизаветы Петровны Глинки вам известен – doctor_liza
Однажды Виктор Робертович Цой написал, как мне тогда казалось, совершенно бессмысленный текст, суть которого заключалась в том, что «жизнь – только слово; есть лишь любовь, и есть смерть». И больше ничего. Все остальное (губная помада, модные кафе, электрички, восьмиклассницы, ночь и проч.) - производное. Вторичное. Наносное. Поскольку песнями В.Р.Цоя тогда заслушивались дети до 20-ти, да и самому начальнику Камчатки было не сильно больше, сомневаюсь, что кто-то из нас понимал о чем речь. В том числе и сам автор. Думаю, написал так: ради красного словца, где-то между «Агдамом» и альб-де-десертом. Написал и – пожалуйста. Все вокруг очень завосхищались. Восхищались, но ни черта не соображали. Да и я до сих пор не очень-то в это верил. Но вот доехал до Читы и поверил. Ибо город этот – и есть смерть, где в каких-то закоулках, полуподвальчиках, запрятанных в подворотнях Красноярских и Хабаровских улиц таится любовь. «Понимаешь ли, что живешь в самой страшной жопе в стране»? - спросил я у официанта Максима в ресторане гостиницы «Забайкалье». – «Конечно, - грустно ответил он, - но я сам из Нерчинска, а это совсем ад. А тут я хотя бы могу зарабатывать 7 тыщ в месяц, а моя девушка учиться». Ад. Сумасшедшая концентрация пустоты и равнодушия. Тут всем всё похуй, ибо не хуй. Отсутствие эмоций: страха, гнева, удивления. Улыбки – только на афишах: «22 марта. Эдита Пьеха», «Курс доктора Норбекова», «Виртуозы Москвы. Под куполом цирка летающие медведи». Бог его знает где эти виртуозы тут летают, но один медведь - Григорий уже 13 лет живет в зоопарке. Родился же он в Краснокаменске, там, где 4 года Ходорковский шил варежки. Первый год Гриша тусовался в кооперативном магазине, а потом разбил ящик вина и выпил все до последней бутылочки. За что был сослан в Читинский зоосад, и с тех пор тускло взирает на серую вертухайскую толпу из-за решетки. «Пожизненное заключение за пьяный дебош – это уже слишком», - удивился Максим Львович Мармур. Нечему тут удивляться. В Чите все слишком. Жить, рожать, есть, дышать – все чересчур. Город отдает смертью и тюрьмой. Здесь все либо сидят, либо охраняют. В лучшем случае: уже откинулись, или ушли на пенсию. Ну а коли на повышение – так это ж и вовсе чудесно. К примеру, - дежурным по этажу гостиницы «Забайкалье». Или охранником в кофейню «Кофе Молл». Но суть не меняется. Тут даже начальник авторемонтного завода – подполковник ГУИН. А лес пилят на «Предприятии». А если бы вы видели кафе «Европа», то подняли бы меня на руки и воскрикнули: Царица Небесная. Красовский, ты жив, ты с нами, ты любим. Ибо в «Европе» нет ни хересу, ни вымени, ни люстры. Только покосившаяся дверь и тусклые типы с железки, хрустящие крысиными позами. Позы – то такие бурятские пельмени, если кто не знает. И здесь, посреди этого самого жуткого, самого беспощадного круга есть люди, способные любить. Максим из Нерчинска, отец Сергий, лишенный сана за отказ освящать колонию, где сидел Ходорковский, Карина Москаленко, адвокат Михаила Борисовича, прилетающая сюда как домой. «Смирение, батюшка, смирение. Жизнь завтра не заканчивается, - Москаленко аккуратно чистит постную картофелину. - Вы же священник. И им остаетесь. И будете». – «Если честно, Карина Акоповна, я отчаялся. Тут было празднование очередной даты рукоположения владыки, и я понял, что он меня ненавидит»… Его выгнали оттуда, куда люди добровольно не поедут. Его лишили сана там, где святого не может быть по определению. Но ведь именно там, где его не может быть, оно отчего-то и берется. «Храни Господи всех гонителей Ходорковского», - написал мне отец Сергий на копии указа о лишении сана. «Храни Господи всех Ваших врагов, бытюшка. Храни Господи».
Дорога в Хабаровск. Двое суток. Две с лишним тысячи километров по скальнику, смешанному со снегом, галькой, песком. Столбы пыли. Пыль везде: в глазах, в ушах, в носу, между пальцев, в ручке, в блокноте, в мобильном телефоне. Периодически страшно. Едва только я успел отдать руль Василию Рожановскому, как тут же ехавший перед нами Максим Львович Мармур подскочил на полтора метра на скорости 120 км/ч. Если бы я был за рулем, то непременно въехал бы Мармуру в зад, ибо дистанцию держать не очень умею. Но Василий, наш – практически – былинный герой, спас бампер. И вот Хабаровск. Невероятно прекрасный светлый город. Напишу о нем позже. Просто больше не могу. Все время думаю про смерть Ильяса, слезы чуть ли не в глотке. Что делать не знаю…
КОГДА БУДЕТЕ НАЖИМАТЬ НА КАРТОЧКИ, БУДЬТЕ ГОТОВЫ К ТОМУ, ЧТО В НИЖНЕМ РЯДУ НЕПРИЯТНАЯ СЦЕНА С ТРУПАМИ В ХАБАРОВСКОМ МОРГЕ.

Острожно! Есть карточка с трупами.Свернуть )

Profile

прищур
krasovkin
Антон Красовский
Facebook

Latest Month

Декабрь 2015
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow