Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

прищур

Идиотизмы

Очевидно, что мы живем в каком-то уже феерическом паноптикуме. Петрик, Академгородок, стреляющие по маршруткам менты, атомное православие. А что вы считаете главными идиотизмами современной России?
серьезный

1/5

прищур

Совсем не так, как поезда

Реально зарегистрированный разговор между испанцами и американцами на
частоте "Экстремальные ситуации в море" навигационного канала 106 в проливе
Финистерра (Галиция). 16 Октября 1997 г.



Испанцы: (помехи на заднем фоне) ... говорит А-853, пожалуйста, поверните на
15 градусов на юг, во избежание столкновения с нами. Вы движетесь прямо на
нас, расстояние 25 морских миль.

Американцы: (помехи на заднем фоне) ...советуем вам повернуть на 15 градусов
на север, чтобы избежать столкновения с нами.

Испанцы: Ответ отрицательный. Повторяем, поверните на 15 градусов на юг во
избежание столкновения.

Американцы (другой голос): С вами говорит капитан корабля Соединенных Штатов
Америки. Поверните на 15 градусов на север во избежание столкновения.

Испанцы: Мы не считаем ваше предложение ни возможным, ни адекватным,
советуем вам повернуть на 15 градусов на юг, чтобы не врезаться в нас.

Американцы (на повышенных тонах): С вами говорит капитан Ричард Джеймс
Ховард, командующий авианосца USS LINCOLN, военно-морского флота
Соединенных Штатов Америки, второго по величите военного корабля американского
флота.  Нас сопровождают 2 крейсера, 6 истребителей, 4 подводные лодки и
многочисленные корабли поддержки. Я вам не "советую", я "приказываю"
изменить ваш курс на 15 градусов на север. В противном случае мы будем
вынуждены принять необходимые меры для обеспечения безопасности нашего
корабля. Пожалуйста, немедленно уберитесь с нашего курса!!!!

Испанцы: С вами говорит Хуан Мануэль Салас Алкантара. Нас 2 человека. Нас
сопровождают наш пес, ужин, 2 бутылки пива и канарейка, которая сейчас спит.
Нас поддерживают радиостанция "Cadena Dial de La Coruna" и канал 106
"Экстремальные ситуации в море". Мы не собираемся никуда сворачивать,
учитывая, что мы находимся на суше и являемся маяком. А-853 пролива
Финистерра Галицийского побережья Испании. Мы не имеем ни малейшего понятия,
какое место по величине мы занимаем среди испанских маяков. Можете принять
все е....ные меры, какие вы считаете необходимыми и сделать все что угодно
для обеспечения безопасности вашего е....го корабля, который разобьется
вдребезги об скалы. Поэтому еще раз настоятельно рекомендуем вам сделать
наиболее осмысленную вещь: изменить ваш курс на 15 градусов на юг во
избежания столкновения.

Американцы: OК, принято, спасибо.

via vlamingo 
прищур

77 000 000 лошадей

К 1933-ему <году> тракторов выпустили 53 тысяч (вместо 170 тысяч по плану), автомобилей – 24 тысячи (вместо 200 тысяч по плану), железных дорог построили 5,5 тысяч км (вместо 16 тысяч по плану). <...> В 1929–1933 погибли 77 млн лошадей.

Отсюда
прищур

Меньшинство не при параде



Их десятки, сотни. Они просят жрать, орут на перевязках, клянчат на водку. Они нюхают клей и что-то пускают по вене, засыпают в электричке Москва-Тула, чтоб окончательно проснуться в поезде Тула-Москва. У кого-то из них просто украли все деньги, и Фонд покупает им билет домой. Это значит, что Глинка вынимает из кармана тыщу: "Пойдешь с ним и купишь плацкарт до Пензы". Кто-то только что освободился, и ему попросту некуда ехать: квартира трижды продана, жены простыл и след, мать похоронена за оградой – по социалке. Кто-то вообще уже не понимает кто он, почему он до сих пор жив, и за что ему такая вот жизнь. Одна из них смотрела на меня и тихо бормотала:
– Это ведь не конец, правда? Все же еще может быть?
Может. Но – вряд ли.
Они – меньшинство не при параде. Для них не строят ночных клубов, не устраивают пикников на пароходиках, не кроят трусы. Когда они высовываются на улицу, их норовят – нет, не обойти, – убить. Все: менты, подростки, какие-то охамевшие ларечники. Сейчас наступает лето, и это значит, что по электричкам пойдут банды озверевших тинейджеров с бейсбольными битами. Тинейджеры бейсбола не видели никогда, биты им нужны только, чтоб вышибать мозги бродягам.
А еще в жару на помойке по-другому портятся продукты. Они не просто протухают, они превращаются в бездонную чашечку Петри. Скоро найдется все – в этих вчерашних бигмаках и куриных костях: и дизентерия, и ботулизм, и просто – трупный или крысиный яды.
Вот почему большая часть тех, кого вы увидите на карточках лето не переживет.
Осенью будут другие. Они тоже приползут голодные и больные, полуживые, вечно пьяные и совсем еще молодые. Почти такие же. Почти.

Collapse )

Помните, что фонд "Справедливая помощь" – это не только бродяги по средам. Это хосписы, смертельные больные. Те, кому мучительно так, что страшно за себя. Им всем нужна помощь: одежда, лекарства, памперсы, бинты, деньги. Поглядите, у Доктора Лизы все это написано на сайте. Словом, если у вас есть возможность и желание – помогите. Или просто пошлите sms на номер 1005 с текстом: "ДЛ". Это стоит что-то около ста рублей (90 руб. + НДС). Да! Из этих денег до Фонда дойдет только половина – так устроен сервис. Но и эта половина, эти 45 рублей помогут какому-то дурному, воняющему и чужому. Человеку.
прищур

65 лет без блокады



Поезд в пути уже вторую неделю, бежит через всю зимнюю снежную Россию, от океана к Уралу и дальше на Запад. В вагоне уже давно все отоспались, перезнакомились, давно перечитаны все книги, обсуждены все злобы дня, сыграны все партии в шахматы, надоел до омерзения «козел», даже чай не пьется, даже пиво почему-то кажется кислым и стоит недопитое в темных бутылках под светлыми бумажными стаканчиками.

И вот как-то под вечер в одном из купе собирается мужская компания, и кто-то предлагает, чтобы каждый по очереди рассказал «самый страшный случай из своей жизни». Чего-чего, а страшного за спиной у каждого немало. Один горел в самолете, другой — в танке, третий чуть не погиб на торпедированной подводной лодке. Еще одного расстреливали, и он, с пробитым насквозь легким, трое суток пролежал под горой мертвецов.

В дверях купе стоит, слушает немолодой, маленький и худенький, как подросток, человек в форме гражданского летчика. Засунув руки в боковые карманы своей кожаной коричневой курточки, он курит толстую дорогую папиросу, перекидывает ее то и дело из одного угла рта в другой и, прижимаясь затылком к косяку двери, резко и нервно выбрасывает в потолок густую струю синего дыма. Слушает он, почти не глядя на рассказчика, но, чем дольше слушает, тем сильнее волнуется, тем чаще и глубже затягивается...

Внезапно лицо его наливается кровью, он делает несколько быстрых, лихорадочных затяжек, торопливо и даже судорожно запихивает папиросу в набитый окурками металлический ящичек на стене и, повернувшись к рассказчику, перебивает его:
— Ст-той! П-погоди! Д-дай мне!..
Губы его прыгают. Лицо дергается. Он — заика, каждое слово выталкивается из него, как пробка из бутылки.
— С-самое ст-трашное? — говорит он и кривит губы, делает попытку изобразить ироническую усмешку.
— Самое страшное, да? Т-тонули, говоришь? Г-горели? С м-мертвецами лежали? Я т-тоже т-тонул. Я тоже г-горел. И с покойниками в об-б-бнимочку лежал. А в-вот с-самое ст-трашное — это когда я в сорок втором году письмо получил из Ленинграда — от сынишки... д-д-десятилетнего: «П-п-папочка, — пишет, — ты нас п-прости с Анюткой... м-мы в-вчера т-т-в-вои к-кожаные п-перчатки св-варили и с-с-съели»...

Алексей Пантелеев, «Маленькие рассказы», 1962 г.

На снимке вверху: Весна 1942 г. Прощание со сверстником. Фото Д. Тарасевича (из альбома «Неизвестная блокада. Ленинград 1941-1944»)

Спасибо adagamov.info